Loading...

Композиция в фотографии

Теория композиции
previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Средство визуальной коммуникации.

«с самого начала писал художник, — уже одно слово

«композиция» звучало для меня как молитва»

(Василий Кандинский)

Что такое композиция?

Композиция — от лат. Compositio — составление, связывание, сложение, соединение.

Законы композиции, тесно переплетены с психологией визуального восприятия и мышления человека. Изучая композицию мы изучаем себя.

Задачи композиции

  • Достижение художественной выразительности;
  • Попытка управления вниманием зрителя;

Конечно, создавая изображение, мы не можем гарантированно запрограммировать, как будут рассматривать его зрители.

Но опираясь на принципы и психологию восприятия, возможно достичь определенных целей и установить невербальный диалог со зрителем. Композиция раскрывает историю. Будет ли история интересна и сможет ли зритель понять идею автора, зависит как от мастерства художника, так и от возможности зрителя читать язык композиции.

Композицию можно понять, как некий невербальный язык, который является намного более емким и выразительным средством чем устная речь.

  • Рассказ истории, идеи;
  • Привнесение смысла в хаос;
  • Эстетическая красота;
  • Движение;

В распоряжении мастера достаточно приемов, с помощью которых он может выражать творческие идеи.

Изучая композицию, понимаем в первую очередь психологию визуального восприятия и мышления человека. Тема эта чрезвычайно обширная и я вынужден дробить ее на отдельные части. Но важно понимать, что все они тесно взаимосвязаны и зачастую не могут существовать друг без друга.

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Гештальт

Гештальт теория восприятия

Гештальт ( форма, образ, структура) 0 пространственно-наглядная форма воспринимаемых объектов чьи существенные свойства не сводимы к суммированию свойств их частей.

В центре внимания гештальт-психологии — характерная тенденция психики к организации опыта в доступное пониманию целое.

  • Мы не читаем по буквам, а воспринимаем слова целиком
  • Мы воспринимаем в целом, а не в сумме, организуя воспринимаемые гештальты;

Играют роль:

  • Контекст и установки
  • Визуальный опыт
  • Навыки ( визуального мышления)
  • Доступность ( ясность) того, что мы видим
  • случайное, разное.

Опытный зритель видит и замечает больше!

На фото с собакой ( долматинец) мы видем процесс формирования паттернов ( как проявка фотопленки)

reification ( материализация) — Эффект позволяет нам видить то, что не изображено

Инвариантность — свойство узнавать объекты, не зависимо от их деформации.

Множественная стабильность — свойство переключаться между стабильными состояниями восприятия  при неоднозначном перцептивном опыте.

У психики человека есть тенденция разделять фигуры и фон! ( примеры Райан МакГинли)

Все время проявляется правило: мы часто, очень часто видим что-то именно таким не потому, что оно такое, а потому, что знаем (воспитаны!), каким оно должно быть. Прошлый опыт властно диктует свою волю.

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Баланс

  • Чувство равновесия композиции связанно с силами гравитации.
  • Мозг переносит восприятие из реальности в изобразительную плоскость. ( вспомните эффект эскалатора, когда вы заходите или сходите на выключенном эскалаторе, мозг уже по привычке компенсирует движение)
  • Мы можем осознанно нарушать равновесие композиции, но зачастую это раздражает глаз и для осознанного использования этого приема, нужны веские причины)

Равновесие или баланс композиции, вопрос чувствования, ваш глаз должен уметь взвешивать кадр в доли секунды, находя оптимальные значения.

Балансировка композиции это один из первых необходимых навыков необходимых для освоения.

Баланс в композиции распространяется не только на геометрию, но и на цвет и смысл.

Есть некоторые закономерности балансирования композициии:

  • Черный выглядит тяжелее белого, при прочих равных;
  • Белый сильнее притягивает внимание на контрастном фоне

Человек мера всех вещей

Средства управления масштабом

 

Так же нужно учитывать масштаб размера самой фотографии. Дело в том, что те фотографии которые хорошо смотрятся на экране смартфона могут оказаться весьма скучными при печати их на стену. А те фотографии которые будут хороши на стене, не всегда будут по достоинству оценены при просмотре на небольших экранах.

previous arrow
next arrow
Slider
previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Иллюзия

  • Наши глаза легко обмануть!
  • Слепое пятно, наш мозг домысливает в случае недостаточной информации.
  • Результат обработки не идентичен поступившей информации!
  • Часто мы замечаем, или видим то то ожидаем, привыкли видеть.

Понимая, что наш мозг способен дорисовывать, то что не существуют вы поймете как использовать такие приемы как недосказанность или недостроенность, что бы дать раздолье сознанию.  Наш мозг любит снимки надо которым он может пофантазировать.  Банальные кадры обычно не вызывают интереса!

Так же важный аспект иллюзий, а именно факт почему они работают, основан на противоречивости, когда наш мозг не может принять до конца конкретное решение и вынужден поочередно рассматривать представленные варианты.  Научитесь использовать противоречия и ваши фотографии станут притягательными даже для искушенных зрителей.

Мысль, что мозг строит картину пространственных взаимоотношений между предметами, а вовсе не занимается абсолютными измерениями их размеров, – это ключ к пониманию разного рода иллюзий, возникающих естественным путем или на специально нарисованных картинках. Взаимоотношение «предмет – фон» показывают мозгу относительные свойства (ближе – дальше, больше – меньше), которые он умеет оценивать с очень высокой точностью. Да к тому же относительные измерения гораздо устойчивее к влиянию помех, всегда присутствующих в каналах передачи информации. Пусть приемники и передатчики получаются при этом сложнее, система в целом действует точнее и надежнее.

Но вот если текстур нет, если перед глазами что-то аморфно-гладкое, мозг лишается одного из важнейших признаков, по которому ориентируется в ситуации.

Еще в 30-е гг. XX в. немецкий психолог Вальтер Метцгер выяснил, что, когда человек стоит перед белой, гладко окрашенной и равномерно освещенной стеной, он в зависимости от яркости света ощущает ее то как клубящийся туман, то как сферу, в центре которой он находится. И лишь когда яркость ламп возрастает, так что проясняются подробности окраски, он говорит: «Это плоская вертикальная стена».

 

Иллюзию «Луна у горизонта» описал еще Птолемей, автор геоцентрической системы мира. Он же дал первое разумное объяснение: увеличение размеров – результат работы зрения, а вовсе не увеличивающего действия атмосферы, как можно было бы предполагать. Мы ведь не замечаем на лунном диске новых подробностей, которые исчезали бы, когда светило находится в зените и диск выглядит маленьким. В чем же тогда заключается «обман зрения»? Это прояснилось только в последние десятилетия, когда были проведены точные опыты.

Один из них состоит в том, что испытуемый смотрит на поднявшуюся высоко в небо Луну через полупрозрачное зеркало. Как только зеркало поворачивают так, что диск оказывается вблизи горизонта, немедля его размер, ощущавшийся психологически, возрастает процентов на тридцать. Даже когда Луна нарисована на картинке, она кажется у горизонта крупнее: мозг конструирует ее лик таким, а причина – земные текстуры, точнее – горизонт.

Луна

Мы привыкли, что все удаляющиеся к горизонту предметы уменьшаются на сетчатке по своим линейным размерам: люди, поезда, облака и самолеты… «Если бы мы увидели аэроплан, поднявшийся над горизонтом за дальней деревней, такого же размера, как видим его над головой, он показался бы больше самой деревни и, вероятно, представлял бы ужасающее зрелище», – пишет известный английский физик Уильям Брэгг в книге «Мир света». Так и Луна: приближаясь к горизонту, она должна была бы уменьшаться в размерах, как самолет, этого властно требует наш опыт. Но ее угловой размер сохраняется постоянным. А так как «возле горизонта» означает для наших «бессознательных умозаключений», что Луна стала дальше, чем когда находилась над головой, надо что-то делать с фактом постоянства углового размера диска. Вот и получается психологически, что диск стал крупнее. Иначе, удаляясь, он никак не мог бы оставаться того же углового размера. И мы видим Луну огромной!

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Методы выделения главного

  • Выделение цветом;
  • Выделение размером и объемом;
  • Выделение фокусом;
  • Выделением освещенностью;
  • Выделение с помощью направляющих;
  • Правило третей работает;

В распоряжении художника или фотографа. Достаточно много приемов, с помощью которых он может построить изображение наполненное содержанием. Изучая приемы композиции мы всегда будем связанны и с цветом и со светом. Так как композиция объединяет в себе все элементы с помощью которых и создается изображение.

Изучая композицию мы изучаем в первую очередь психологию визуального восприятия и мышления человека. Тема эта чрезвычайно общирная и я вынужден дробить ее на отдельные части. Но важн опонимать, что все они тесно взаимосвязанны и зачастую не могут сузествовать друг без друга.

Фишка

Создавайте равнозначные по важности объекты, что бы создать конфликт, они начнут спорить между собой за первенство и фотография оживет.

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Динамика

Наиболее важная составляющая фотографии это динамичность кадра.

Приемы способные задать динамику в кадре являются довольно таки противоречивыми и нельза например сказать что использование диагоналей в кадре создаст 100% динамичный кадр. Скорее динамика это совокупность факторов:

  • диагонали;
  • Ритмичность;
  • смаз по выдержке;
  • Направляющие линии;

Так же большое значение имеет энергия кадра. Динамика сконцентрированная внутри самой работы

Я хочу сказать, что  кадр может быть композиционно построен весьма динамично ( используются какие-то приемы), но при этом проигрывать по динамике более статичному со стороны композиции кадра.

Динамика по золотому сечению.

В западном мире, где мы привыкли читать слева на права и,  наиболее динамичными считаются левая нижняя и правая верхняя точки по золотому сечению. Проходя по этим точкам ( снизу вверх, слева на права) мы получаем динамическое позитивное движение.  От сюда идут различные клише, например курс валют, или график успеха.

Движение по этим точкам в обратном направлении порождают другие эмоции. Например взгляд в прошлое.

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Связи и подобия

Сходные объекты связанны.

Связи можно сравнить с рифмой, и не являются самоцелью. Хорошо когда наблюдается смысл, а иначе фотографии в которых нет содержания уподобляются стихам где есть рифмы, но нет смысла.

Наш мозг постоянно сравнивает и его цепляют противоречия и связи, подобия.  Подобия можно разделить по нескольким группам:

  • По цвету;
  • по направлению;
  • по размеру;
  • по форме;
  • по свету;
  • смысловые;

Наличие подобий в фотографии отлично связывают кадр, служат выразительным средством, помогают сбалансировать композицию, вызывают интерес.

Связи могут быть очевидные, как основной прием или же служить дополнением.

Связи бывают неочевидны, осмысленны и неосмысленны.

Связи могут одновременно сочетаться с контрастом или противоречием. Такие кадры обычно вызывают неподдельный интерес.

Глаз можно натренировать замечать связи и располагать их в кадре нужным образом.

Не путайте связи с гештальтом!

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider
previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Контрасты

Построение композиции на контрастах, действенный и довольно распространенный прием. Наличие конфликта всегда будоражит ум, который обожает сравнивать. Давайте рассмотрим наиболее распространенные виды контрастов:

  • Форма;
  • цвет;
  • свет;
  • смысловой контраст;

Противоречия

Важно не путать контраст с противоречием, особенно тонкая грань в смысловом контрасте.

Противоречия возникают в случае нарушения нормального порядка вещей, часто это связанно с социальными явлениями, например девочка подросток с сигарой, в жизни такое встречается редко, поэтому наш мозг бурно реагирует на такие снимки. Противоречия могут быть похожи на контрасты, но если рассмотреть это явление более подробно то мы увидим, что не можем отнести эти элементы к какому либо виду контрастов. Поэтому их можно выделить в отдельную группу. Научиться пользоваться противоречиями важная задача, так как это очень мощный выразительный прием!

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Ин-Ян

Везде и во всем можно заметить игру начал. Это очень похоже на контрасты, но я хочу сказать о нечто большем. Эти полюса есть всегда и вовсем.

Где-то более поляризовано ( контрастно) где-то менее ( деполяризовано)

Переходя к фотографии, всегда интересом пользуется композиция инь ян, найти ее в жизни довольно легко, стоит лишь сосредоточиться на игре света и тьмы.

Фотография это игра света во тьме, одно подчеркивает другое и их сочетание всегда интересно разуму человеческому. Многие фотографы избегают теней в своем творчестве, а кто-то делает кадры слишком мрачными, перегнуть палку всегда легко, но самые интересные кадры всегда на грани.

Ритм — состояние восприятия реальности,  ритм подчеркивает перспективу и строит пространство. Кроме того  Ритм задает динамику и позволяет проникать в изображение .

Ритм воздействует на подсознание и вызывая асоциации может создавать физические ощущения в теле. Такие как учащение биения сердца  или слуховые галлюцинации.

Ритмичесие рисунки можно разбить на несколько категорий:

  • Неравномерный ритм;
  • Равномерный интервал;
  • Ритм световых пятен;
  • Ритм геометрических форм;
  • Ритм цветовых пятен;
  • Рваный ритм;
  • Круговой ритм;
  • Тревожный ( экспрессивный)
  • Аксиальный;
  • прерывестый;
  • Метр!
  • Сочетания.

Пьер сулаж

Ритм один из наиболее сильных приемов построения композиции. По сути ритм это многократно повторяющиеся свзязи. Наличие ритмического рисунка делает кадр более динамичным. Часто ритмику используют как главный выразительный прием, а бывает когда наличие ритмического рисунка не бросается явно в глаза, но присутвует в кадре и задает динамику кадра.

Как видим разновидностей ритмических рисунков довольно много. Зачастую многие фотографы любят стоить фотографию на одном лиш ритмическом рисунке, такой кадр конечно зацепит у вслечет наш мозг, но опять же рифма без смысла, не так интересна как полноценное наполнение.

Ритмэто упорядоченность, чередование каких-либо элементов, происходящее с определенной последовательностью, частотой

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider
Френк Стелла
previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Вибрация и текстура

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Золотое сечение

«Искусство — завуалированная алгебра, отнимающая жизнь у тех, кто стремится приподнять ее покрывало».

 

  • Особая пропорция, используемая самой природой для построения всего и вся в этой вселенной.
  • Число фибоначи.
  • Правило третей.

Над золотой пропорцией размышляли многие мастера древности. Написано много трудов, научных и мистических. Наиболее ясно на мой взгляд это явление разобрал Друнвало Мельхиседек  в своих работах посвященных сакральной геометрии.

В каждом есть способность чувствовать золотую пропорцию.

Поскольку  золотое сечение природа использует повсеместно. Да и мы сами сконструированы по этим правилам. В глубине каждого человека скрыт точный компас, который дарит нам возможность чувствовать гармонию совершенства.

К сожалению у многих людей присутствуют те или иные блоки и деформации в психике, которые мешают нам чувствовать. Это можно исправить. Весь процесс обучения искусству сводиться как раз таки к исправлению, очищению и утончению нашей психики.  И изучение фотографии, отлично развивает художественные способности, в чем мы убедимся с вами на собственном опыте.

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Зачем вы занимаетесь фотографией?

 

Задавали ли вы себе этот вопрос?

какие цели ставите?

что такое фотографиия вообще?

Принципы восприятия

  • Сначала мы видим изображение в целом, не с верзу в низ или слева на право, а в целом. Те исследования что гласят чт омы считываем изображение слева направа ( по принципу считывания текста ) в корне не правы.  Мы читаем текст с лева на право — потому что текст это и есть композиция и он управляет тем как мы будем его рассматривать.
  • Мы можем задавать точку отсчета, выделяя главное.
  • Рамка первый и самый значимый инструмент управления композицией в фотографии.
  • Мозг постоянно сравнивает.
  • Разглядывание изображение зависит от внешних и внутренних установок ( например название картины)

В опыте где человеку нужно одним глазом смотреть через узкое отверстие, на небольшой участок экрана, по которому быстро пробегают образы. Показал что тренированный глаз считывает промелькнувшие образы намного точнее и быстрее. Отсюда следует что скорость восприятия можно тренировать.

В мозге заложенны инстинкты распознавания!

Утята бегут за уткой, потому что в первые часы после рождения видели именно ее: это называется «импринтиг» – запечатление

У высших животных импринтинга нет. Однако и у них обнаружилось нечто, связанное с временем. Исследователи брали котят и сразу же после рождения сшивали им веки одного глаза. Спустя несколько месяцев швы снимали, животные начинали участвовать в разного рода поведенческих экспериментах. И не видевшим мир глазом они никогда не узнавали человека, который с ними работал, а нормальным делали это безошибочно. Более того, временно отключенным (депривированным) глазом они не были в силах даже отличить, когда показанный треугольник был обращен вершиной вверх, а когда – вниз. Для глаза, не имевшего зрительного опыта, оказывалась неразрешимой примитивнейшая задача! Однако то, что другой глаз ее решал, говорило: эксперимент не затронул высшие функции мозга. Нарушились пути к ним. Какие же?

Ответ нашли, когда установили, что у котят исчезла способность, называемая переносом. (У нормально развитых существ перенос заключается в том, что если закрыть повязкой один глаз и выработать условный рефлекс на распознание хотя бы тех же треугольников, то после переноса повязки поведение не изменится. Иными словами, перенос повязки вызывает перенос обучения. Из этого следует, что обучается структура, находящаяся над теми клетками мозга – нейронами, которые объединяют в единое целое сигналы от каждого глаза.)

А причина в том, что «у животных, лишенных зрительных ощущений, соответствующие нейроны не развиваются в биохимическом отношении», объясняет видный физиолог Хосе Дельгадо. Под микроскопом мозговые клетки выглядят сморщенными, необычными, и химический анализ показывает, что в них очень мало белков и рибонуклеиновой кислоты – той самой РНК, которая сугубо важна для жизнедеятельности организма. И вес коры головного мозга, посаженного на голодный паек информации, оказывается меньше, чем следовало бы.

высказывают парадоксально заостренную мысль: животные, а стало быть, и человек видят (точнее, опознают) только то, что видели когда-нибудь прежде. С самого рождения живое существо занято зрительной практикой, пользуется любой возможностью смотреть на самые разнообразные предметы и виды. Только так зрительный канал превращается в линию связи, по которой в мозг поступает девяносто процентов сведений, воспринимающихся нашим «высшим чувствилищем».

выяснилось, что уже через восемь – десять часов после рождения младенец охотнее рассматривает пестрые черно-белые таблицы, нежели гладкоокрашеные. Покажут ему треугольник или квадрат – взор движется менее хаотично, глазенки чаще останавливаются на вершинах. Запись вызванных потенциалов показывает, что уже с шести – восьмидневного возраста ребенок реагирует на изменение размеров сетки черно-белых квадратиков шахматной доски.

Еще раньше, уже с четырех дней, явное предпочтение отдается овалу, на котором нарисовано веселое человеческое лицо, нежели рисунку, где черты лица разбросаны в беспорядке. Но самые сенсационные результаты таковы: малыш, которому всего сорок две (!) минуты от роду, передразнивает взрослого, показывающего язык!

Вам покажут несколько тысяч (именно так: тысяч!) фотографий пейзажей, а спустя месяц продемонстрируют еще раз, но с хитростью: включат в серию показанных слайдов несколько таких, которых вы не видели. И вот по меньшей мере в семи случаях из десяти, а обычно гораздо чаще люди сразу отличают незнакомую картинку среди прочих: «Чувствуется, что ее не показывали…»

Мнемоника

Альберт Эйнштейн, человек, безусловно, мыслящий, говорил: «По-видимому, слова языка в их письменной или устной форме не играют никакой роли в механизме мышления. Психические сущности, которые, вероятно, служат элементами мысли, – это определенные знаки и более или менее ясные образы, которые можно «произвольно» воспроизводить и комбинировать между собой… Обычные слова и другие знаки приходится мучительно изыскивать лишь на втором этапе, когда упомянутая игра ассоциаций достаточно установилась и может быть по желанию воспроизведена». Иными словами, речь на известном этапе мышления – это просто механизм для вывода информации из мозга и ввода ее в другой мозг, где какие-то специальные структуры занимаются ее переработкой: структуры, вполне возможно, имеющие отношение к зрению.

Результаты, полученные в последние годы нейрофизиологами, дают право утверждать: зрение и речь являются продуктами одного и того же мозгового механизма, в котором «первым этажом» служит зрительная функция.

…Коль глаза только двери у нас заменяют.
То с устранением их, очевидно, гораздо бы лучше
Видеть способен был дух коль, самих косяков бы не стало.

Полушарии

Клодт Вернике заметил, что при кровоизлияниях в височную область того же полушария больной перестает понимать речь, хотя и может говорить: она превращается для него в бессмысленный шум. «Говорящее» полушарие из уважения к столь важному делу, как речь, назвали доминантным, господствующим, а «безмолвное» – субдоминантным, подчиненным. (Немалую роль, должно быть, сыграла в этом традиция, которая связывала способность мыслить с одним умением говорить. «До сих пор еще можно встретить утверждения о том, что язык является единственным средством мышления»

Строгости ради надо сказать, что не каждый человек «говорит левым полушарием». Даже если он правша, это будет лишь в девяноста пяти случаях из ста, а у оставшихся пяти доминантным окажется правое. У левшей (казалось бы, они все до единого должны использовать в качестве речевой правую половинку мозга) соотношение тоже не абсолютно: шестьдесят пять из ста подчиняются правилу «доминантное полушарие противоположно ведущей руке», остальные же, хотя и пишут левой рукой, говорят все же «обычным», левым полушарием.

Агнозии

Джексон, после того как в 1874 г. подметил, что некоторые больные перестают при поражениях правого полушария узнавать лица. В полном порядке сетчатка, здоров зрительный нерв, нет ощущений ни близорукости, ни дальнозоркости, нормально поле зрения, и вдруг человек не может сказать, кому принадлежит лицо, глядящее на него в упор из зеркала… С тех пор описано множество агнозий правого и левого полушарий. Бывает, видит больной предметы, а телефон называет часами, грушу – цветком, садовая скамейка превращается (впрочем, превращается ли?) для него в диван. Стрелки же на часах ставит совершенно правильно, именно на то время, которое называет врач. Или, бывает, не способен назвать вещь, пока не пощупает ее. Или видит буквы, но воспринимает их просто как рисунки, хотя сразу вспоминает значение, едва обведет контур пальцем, подобно маленькому ребенку. Или потеряна способность читать, букв больной не узнает, а цифрами оперирует по-прежнему свободно

Рис. 15. Так постепенно все более подробно видел мир художник Антон Редершейдт по мере того, как восстанавливались функции его мозга, нарушенные после автомобильной катастрофы. Обратите внимание, что вначале у него совершенно не было восприятия (и, соответственно, воспроизведения) левой половины зрительного поля

Замечательно, однако, что сам он не осознавал частичной потери поля зрения, рисунки казались ему совершенно правильными…

В конце 50-х гг. были опубликованы результаты опытов, показавших как огромную роль таких связей, так и потенциальную возможность независимой работы каждого полушария. Речь идет о знаменитых «калифорнийских кошках», названных так потому, что эксперименты над ними велись в Калифорнийском технологическом институте. Там работал нейрофизиолог Р. Сперри, который рассек нескольким кошкам мозолистое тело – «мост» из десятков миллионов аксонов, соединяющих оба полушария. После операции ожидали чего угодно, только не того, что каждая половинка мозга станет работать так, как если бы в животном было заключено сразу два живых существа.

Узнали это, обеспечив связь каждого глаза только с одним полушарием. Для этого была перерезана хиазма – перекрест зрительных нервов. Теперь информация от каждой сетчатки (вернее, от соответствующей половинки) шла только в одно-единственное место, в заднетеменную зрительную кору.

Образовались два комплекса «глаз – полушарие», и экспериментатор принялся обучать их отдельно. Для этого один глаз закрывали повязкой, и, скажем, левый комплекс приучался к тому, что пища лежит за дверцей, на которой нарисован круг. А правый комплекс – там, где на ней квадрат. В итоге у кошки формировались два набора условных рефлексов. Любой можно было включить или выключить, просто закрыв соответствующий глаз.

Для правого важно, чтобы в картинке было как можно больше деталей, чтобы она выглядела предельно реалистично. Тогда как левому более мил схематизм: воробья, нарисованного со всеми перышками, оно не узнаёт, а вот изображенного в условной манере, особенно в «детской», воспринимает немедля.

Неравноценны и способности полушарий к изобразительному искусству. Пока мозолистое тело не перерезано, и дом, и кубик человек рисует одинаково понятно обеими руками, одинаково хорошо пишет слова. Но вот после операции в правой руке остается только письмо, а рисунки превращаются в невнятные каракули. Левая же рука сохраняет способности к рисованию, но начисто утрачивает письмо. Однако если перерезаны не все волокна, а только часть, межполушарные связи постепенно восстанавливаются, и недели через четыре обе руки действуют почти равноценно.

Выяснились вещи удивительные, дотоле никому не известные. Прежде всего – что половинки мозга очень сильно влияют друг на друга. Связь эта носит не «помогающий», как можно было бы предположить, а тормозящий характер. Когда одно из полушарий отключено, все функции противоположного резко обостряются. («Человек с разделенными полушариями выполняет задания вдвое быстрее, чем обычно», – отметил Газанига.)

Если воздействием тока угнетено правое полушарие, работа левого, речевого, усиливается: человек становится крайне общительным, болтливым, вмешивается в чужие разговоры, громко комментирует поведение окружающих, обращается ко всем с просьбами и советами. В чем-то он очень похож на подвыпившего; наркологи, кстати, говорят, что в первой фазе опьянения алкоголь действует сильнее именно на правое полушарие.

А как в подобном состоянии человек воспринимает речь, обращенную к нему? Балонов и Деглин открыли тут совсем уж сенсационные вещи. Оказалось, что правое полушарие, до их работ считавшееся непричастным к опознанию слов, играет в этом деле очень важную роль. Если оно не функционирует, любые, самые ничтожные помехи сбивают левое с толку, и оно не может воспринимать речь. Но даже если помех нет, человек с отключенным правым полушарием не способен ощутить интонацию.

Отлично понимая, что ему говорят, он равнодушен к тому, как это сказано. Пропадает не только эмоциональное восприятие. Больной решительно отказывается повторять за врачом предложенную интонацию, потому что просто не в состоянии это сделать, какие бы усилия ни прилагал.

Зато при угнетенном левом, не понимая обращенных к нему слов, человек оценивает мелодику речи гораздо тоньше, чем когда работали оба полушария.

С заблокированным «правым восприятием» нет возможности узнать даже предельно знакомую мелодию: раздольная «Из-за острова на стрежень» превращается в веселую румбу, а романс «Гори, гори, моя звезда» – в марш. Попросят человека в таком состоянии спеть, он отнекивается, а если все-таки уступит настойчивости врача, то безбожно фальшивит, смешивает и перевирает мотивы, слова же оказываются никак не связанными с мелодиями. Тут опять на мысль приходит поведение подвыпившего: кто-то из юмористов, ничего не знавший о роли полушарий, заметил, что в этом состоянии все поют одинаковыми голосами и, кажется, одну и ту же песню

А при неработающем левом любые мелодии воспринимаются ясно, их ничего не стоит повторить, продирижировать ритм, но назвать песню и вспомнить слова не удастся

И у всех участвовавших в опыте ошибки левого, доминантного полушария одинаковы по характеру, а правого, недоминантного – различны, индивидуальны для каждой личности.

Левое полушарие, поскольку существует парность ошибок, воспринимает картину и фон, на котором она появляется, именно методом дихотомического деления. Каждый признак – форма, величина, местоположение – анализируется своим, независимым каналом восприятия. И вообще, для оценки местоположения или размера левому полушарию вовсе нет нужды знать, какой это предмет. Мир воспринимается этим полушарием расчлененно, аналитически. Заставлять работать все каналы сразу, вместе, бессмысленно: опознание теряет точность.

В правом же полушарии организация зрительного опознания совсем иная. Здесь зрительный аппарат как бы последовательно перебирает в картотеке карточки, на которых нарисованы все искомые предметы. Поэтому фигуры путаются при опознании по принципу: то, что раньше попало под обзор, с тем, что позже, но никак не наоборот. Путь перебора затвержен раз и навсегда, обратного хода нет (почему это так, пока неизвестно), нет и перескоков. То есть в правом полушарии все ключевые признаки сплетены в тугой узел, отсутствуют независимо работающие каналы. С формой воедино связаны и размер, и местоположение в поле зрения: это целостный образ, который сравнивается с таким же целостным – искомым, хранящимся в памяти

Так что левая половина мозга лучше, нежели правая, опознает знакомые, легко различимые между собой признаки предметов. Лучше оценивает длину отрезков времени. Ему проще выполнить задачу: «Скажите, похожи ли эти предметы?», а поскольку это полушарие речевое, то и определить, можно ли два показанных предмета назвать одним словом (то есть отнести к одному и тому же классу) или нельзя.

Правое же полушарие первенствует в опознании бессмысленных фигур и вообще таких, которые трудно описать словами. Для него более проста задача: «Укажите, чем различаются предъявленные предметы», оно лучше оценивает пространственное расположение деталей, фрагментов. А зрительный образ воспринимает нерасчлененно, сразу во всех подробностях. Разбросанные по листу бумаги точки оно умеет превращать в подобие контура куда четче, чем левое, главенствует в оценке ориентации линий или кривизны. И в таком важном деле, как опознание жестов рук и движений пальцев в азбуке глухонемых, правое полушарие работает лучше, хотя эти знаки играют роль букв, слов и даже предложений.

Сколько раз дерево принималось за продолжение дороги, а тень от скалы – за поворот? Страховые компании располагают статистикой, доказывающей, что от зрительного образа до реальности – целая пропасть…

Роже де ля Тай
Оптические иллюзии, или Алгебра невозможного

1 слой информации текстура

Благодаря текстурам древесина отличается на вид от металла, стекло – от ткани, песок – от воды. Риски, рябь, волны несут мозгу огромную по значимости информацию. Беглого взгляда довольно, чтобы почувствовать воображением мягкость пушистого ковра, пронзительный холодок стального листа, ощутить эти свойства, взглянув не только на реальную вещь, а даже на картину или фотографию…

Чем дальше от нас предмет, тем ближе друг к другу элементы текстур, – вот один из важнейших сигналов о расстоянии. Профессиональные военные хорошо знают, что когда видны пуговицы мундира – противник приблизился на двести метров, а когда стали различимы глаза – на пятьдесят.

рис 20Прямые линии показывают «стандартную», привычную глазу перспективу, темные квадратики – это текстурный фон. В итоге одни и те же предметы становятся то больше, то меньше: глаз «ошибается», — вернее, воспринимает всё так, как надо!

Выходит, глаз, строя по текстурам образ мира и поддаваясь на провокацию «обмана зрения», попросту стремится отразить мир предельно верно, основываясь на прошлом опыте человека, на сформированной этим опытом внутренней, перцептивной (от латинского «перцепцио» – восприятие) модели внешнего пространства.

Он принял за рабочую гипотезу тезис: отражаются в мозгу не истинные расстояния между предметами и их деталями, а только относительные взаимные расположения.

На реальность существования такого отражения указывают множество фактов, из которых самый простой и понятный – то, что мы одинаково легко представляем себе и атом, и Галактику (то есть вещи совсем непохожие!) в виде вполне обозримых пространственных структур. Зрительных моделей, не очень больших и, что самое главное, удобных для работы с ними, для размышлений.